Поиск Карта сайта


Rambler's Top100
ИЛЬИНСКИЙ ИГОРЬ МИХАЙЛОВИЧ

Мои дела?.. Я жил страной.
Мне подарила Русь святая
Простой девиз: «Будь сам собой.
Свети другим, себя сжигая».

И.М. Ильинский

 НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 
 ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 
на главную страницу
библиография
книги
cтатьи. интервью. выступления.
об И.М. Ильинском и его трудах.
Книги. Статьи. Рецензии.

Rambler's Top100

Поиск по сайту
Главная / Публикации / Статьи

Выступление на Парламентских слушаниях Совета Федерации РФ «Перспективы развития отечественного образования» 25 ноября 2004 года

Версия для печати Версия для печати

Выступление
на Парламентских слушаниях Совета Федерации РФ
«Перспективы развития отечественного образования»
25 ноября 2004 года

В контексте обсуждаемой темы, я остановлюсь всего на 2-х тезисах.

Тезис первый: Россия должна иметь стратегические цели в развитии образования, которые должны быть, во-первых, высокими и амбициозными, предельно напрягающими все общество: чтобы стрела вылетела выше леса, надо целиться в солнце; во-вторых, эти цели должны быть сформулированы настолько внятно и конкретно выраженными, чтобы быть понятными всему обществу, быть измеримыми. Всё достижимо то, что измеримо, и наоборот: то, что измеримо, то и достижимо.

За последние 4 года я выпустил две книжки по вопросам образования («Образовательная революция», 2002 г. и «Негосударственные вузы России: опыт самоидентификации», 2004 г.).

Я весьма тщательно изучаю все основополагающие документы по вопросам образования, выходящие из-под пера идеологов и организаторов образовательной реформы. В них много и правильного, и ценного. Но я до сих пор не могу понять, чего мы хотим достигнуть в итоге реформ, ради чего они проводятся, если смотреть на них с точки зрения высших национальных целей, если хотите, образовательного идеала России. Меня эти цели не вдохновляют.

Многое в образовательной реформе России списывается с американской модели образования. Сейчас я не говорю о том, хорошо это или плохо вообще. Без сомнения, у американцев есть чему учиться и надо учиться.

Но почему бы тогда не обратить внимание на то, как внятно и понятно даже каждому неграмотному налогоплательщику формируются цели развития образования в США, например, в Пакете законодательных актов «Цели 2000» – Акт об образовании в Америке. Цели образования, которые должны были быть достигнуты к 2000 году, определялись в этом Акте следующим образом:

все дети начнут школьное образование подготовленными к учению;

• количество школьников, заканчивающих полную школу (12 лет обучения), возрастет как минимум на 90%;

• американские школьники будут заканчивать 4, 8 и 12 классы, демонстрируя высокий уровень подготовки в наиболее важных дисциплинах, включая английский язык, математику, естественные науки, историю и географию;

• выпускники школ будут первыми в мире по уровню знаний в области естественных наук и математики;

каждый взрослый американец будет грамотен и приобретает знания и умения для конкурентоспособности в мировой экономике и ответственного выполнения своих гражданских обязанностей;

каждая школа будет свободна от наркотиков и насилия и обеспечит здоровую дисциплинарную атмосферу, способствующую продуктивному обучению. Все конкретно, понятно, амбициозно. Ради таких целей не жаль ни ума, ни сил, ни времени. Может, и нам стоит сочинить нечто подобное?

Тезис второй: российское государство и его правительство, которое вот уже 12 лет стоит задом к негосударственному образованию, должно повернуться к нему передом. Это один из острейших вопросов именно стратегии развития российского образования.

Дело даже не в общемировых тысячелетних традициях, согласно которым частное (а точнее говорить именно так, как принято сейчас в России – негосударственное) образование есть явление самое древнее, догосударственное; явление естественное и необходимое для нормального общества, где признается частная собственность, где есть свобода, где признаются права человека, в том числе, право на предпринимательскую деятельность.

Дело даже не в традициях дореволюционной России, где количество негосударственных и государственных учебных заведений, в т. ч. высших, было равным.

Дело даже не в том, что в нормальных странах негосударственное образование не подвергается никакому сомнению, а в некоторых – Японии, Южной Корее, Филиппинах и других абсолютно доминирует (от 70 до 80%) над государственным.

По состоянию на 2002/2003 учебный год из 649 университетов Японии 478 или 73,7% были частными. В них обучалось более 2 млн. студентов или 73,3% от общей численности студенческого контингента университетов. Из 572 младших и технических колледжей 497 или 86,9% были частными. В них обучалось около 300 тыс. студентов или 91,2% общего студенческого контингента младших и технических колледжей.

Частный сектор в Южной Корее занимает ведущие позиции на рынке образовательных услуг. Около 80% всех студентов обучаются в частных вузах. Частное образование в Корее, поддерживается и регулируется законом «О частной школе», принятым в 1963 г. в целях содействия развитию частных школ посредством гарантий их автономии и социальной ответственности.

Обратите внимание:

За последние десятилетия прошлого века Республика Корея сделала исключительный рывок в развитии высшего образования. Среднегодовые темпы роста студенческого контингента в период 1970-1980 гг. были на уровне 20,5%, а в период 1980-1990 гг. составляли 14,8%. В результате общая численность студентов высших учебных заведений за 20 лет увеличилась со 101 тыс. человек в 1970 г. до 15 млн. в 1990 г. т. е. в 15 раз за 20 лет. По числу студентов на 10 тыс. населения Корея поднялась с 49 места в мире в 1975 г. до третьего в 1990 г., отстав только от США и Канады. Вклад образования в рост ВВП в Корее оценивается в 22,6%, Среднегодовые темпы роста ВВП в этой стране в период 1970-1990 гг. составляли от 7,6 до 12,8%.

По состоянию на май 2003 г. на Филиппинах было 1479 высших учебных заведений, из которых 1305 – частные и 174 государственные. В этой стране существует Фонд помощи частным учебным заведениям. Комиссия по высшему образованию Филиппин признает огромный вклад частных высших учебных заведений в развитие высшего образования в стране и в азиатско-тихоокеанском регионе, повышение его качества и качества исследований. Эта комиссия при условии положительных традиций честности и незапятнанной репутации предусматривает для частных высших учебных заведений определенные льготы: освобождение от получения специального разрешения; освобождение от проверки и оценки деятельности со стороны Министерства образования, культуры и спорта; получение права на субсидии и другую финансовую помощь от Комиссии по высшему образованию; привилегии в определении своих учебных программ в целях достижения уровня мировых стандартов компетенции; привилегии по созданию отделений или филиалов без предварительного одобрения Министерства образования, культуры и спорта, но с уведомлением регионального отделения Министерства о новых учебных программах, которые будут предлагаться студентам и другие. Статут дерегулируемых высших учебных заведений сроком на 5 лет предоставлен 22 университетам и колледжам страны.

Можно сказать, конечно: «Что нам – Филиппины, Южная Корея и даже – Япония. Мы – Россия. Мы и тут пойдем своим путем!»

Но вот столь дорогие сердцу наших реформаторов Соединенные Штаты Америки, где частный сектор системы высшего образования играет очень важную роль: 62 из 156 университетов и 1493 из 1996 четырехгодичных колледжей – частные. В общей сложности в частном секторе находится более 70% университетов и четырехгодичных колледжей, хотя по числу студентов частный сектор значительно уступает государственному. В частных университетах обучается 766,5 тыс. студентов, т. е. 31,6%. В США нет общефедеральных законов в области образования. Это обязанность штатов. Возьмем один из них – Калифорнию.

В плане стратегического развития системы высшего образования штата Калифорния подчеркивается, что «частные и независимые колледжи и университеты нашего штата являются важными и ценными компонентами системы высшего образования. Эти колледжи и университеты присуждают ежегодно пятую часть степеней бакалавров, почти половину степеней доктора философии (Ph. D) и 70% профессиональных степеней (медики, юристы и др.) штата. Частные исследовательские университеты являются важной составной частью интеллектуальной и экономической инфраструктуры штата, а их участие в программах сотрудничества с бизнесом и учреждениями общественного сектора важно для нашего общего будущего». Около четверти студентов четырехгодичных колледжей Калифорнии обучается в частных колледжах. Всего в Калифорнии более 60 аккредитованных частных колледжей и университетов, включая Калифорнийский технологический институт, Стэндфордский университет и Кларемонт колледж, которые имеют мировую репутацию лучших в мире высших учебных заведений. Добавьте к ним Университет Южной Калифорнии, Йельский университет, Гарвардский, Принстонский, Корнельский, Колумбийский и другие университеты с мировой известностью, и станет ясно: если мыслить стратегически, этот факт нельзя игнорировать. Создание условий для развития негосударственного образования – вопрос сугубо стратегический.

Российское государство на начальном этапе реформ сделало для этого немало: создало предпосылки для возникновения этой организационно-правовой формы образования – саморегулируемого, самоуправляемого. Затем не позволило его удушить в пеленках. Но было допущено и немало ошибок, о которых я не стану говорить, но которые надо исправлять и делать это срочно. Это уже не вопрос стратегии, а сегодняшнего дня.

Вступление России в ВТО – это вопрос ближайшего будущего. Неизбежным шагом вслед за этим становится присоединение нашей страны к Договору о торговле услугами, в том числе, образовательными. Это откроет двери России для экспансии американского образования и вузов других стран. Глобализация образования из сферы теории перейдет на уровень повседневности. Умы и души молодых поколений России станут полностью доступны тем, кто давно жаждет этого, кто никогда не любил и не любит Россию. Это – прямая угроза национальной безопасности. Пускать глобализацию в ее полном объеме в госвузы нельзя. Американцы не собираются делать этого. Но игнорировать глобализацию тоже невозможно. С той стороны основными субъектами глобализации будут выступать частные вузы. По логике вещей взаимодействовать, противостоять и конкурировать с ними должны бы также российские негосударственные вузы. Но в большинстве своем сегодня они находятся в чахоточном состоянии. Мы считаем, что необходимо объединение усилий госорганов управления образованием и образовательного сообщества негосударственного сектора в лице представителей его лучших вузов для выработки грамотной политики в этой области. Мы готовы к этому.

.