Поиск Карта сайта


Rambler's Top100
ИЛЬИНСКИЙ ИГОРЬ МИХАЙЛОВИЧ

Мои дела?.. Я жил страной.
Мне подарила Русь святая
Простой девиз: «Будь сам собой.
Свети другим, себя сжигая».

И.М. Ильинский

 НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 
 ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 
на главную страницу
библиография
книги
cтатьи. интервью. выступления.
об И.М. Ильинском и его трудах.
Книги. Статьи. Рецензии.

Rambler's Top100

Поиск по сайту
Главная / Публикации / Статьи

Проблемы и перспективы высшего образования

Версия для печати Версия для печати

Проблемы и перспективы высшего образования

Московская гуманитарно-социальная академия - первое в России негосударственное высшее учебное заведение. В академии 9 факультетов, на которых обучаются 5000 студентов, в том числе более 350 иностранных студентов из 32 стран. В составе академии функционируют колледж, центры дополнительного профессионального образования - Центр переподготовки кадров и Центр международного сотрудничества и предпринимательства, аспирантура и докторантура, исследовательские институты.

Ректор Московской гуманитарно-социальной академии д.ф.н., профессор, академик РАГН и РАЕН Игорь Михайлович Ильинский ответил на вопросы журнала «Управление персоналом».

Игорь Михайлович, дайте сравнительную оценку качества образования в государственных и негосударственных вузах.

- Я думаю, что надо говорить о качестве российского образования в целом. Противопоставлять один сектор образования другому в принципе неправильно. В результате потрясений социально-экономического и политического характера, которые пережило наше общество, многие государственные вузы утратили то высокое качество, которым отличалось советское образование. В негосударственном секторе образования ситуация также неоднозначна. Часть вузов, и наш в том числе, обеспечивают образование на уровне лучших российских образовательных стандартов. Мы проводим, начиная с 1 февраля, в рамках Союза негосударственных вузов Москвы и Московской области фестиваль качества, смысл которого заключается в том, чтобы продемонстрировать обществу, политикам, деятелям науки, образования и культуры, управленцам в системе образования те достижения и успехи, которых достигли негосударственные вузы.

Но следует признать, что среди негосударственных вузов есть немало и таких, которые относятся к категории так называемой «шпаны». «Шпана» сейчас есть везде: и в бизнесе, и в политике, и в образовании. Состояние общества находит отражение во всех сферах - в культуре, в образовании, в науке, армии и т.д. Каково общество, таковы и его структуры.

И все же противников у негосударственного образования достаточно много.

- Есть разные способы зашиты своего авторитета. В одних случаях люди, для того чтобы повысить свой авторитет, унижают своего оппонента. По этой схеме шла дискуссия между сторонниками негосударственного образования и его противниками долгие годы. Я же убежден в том, что надо перейти к конструктивному диалогу и реалистическому подходу в оценке состояния дел. Надо показывать товар лицом.

У вас есть четкие представления о будущем российской системы образования? В каком направлении мы движемся?

- Довольно сложный вопрос. Я смотрю на будущее российского образования с тревогой. Наша некогда общепризнанная система образования, конечно, сегодня уже не может считаться лучшей. Но фундамент пока еще остался. И благодаря именно этим фундаментальным принципам образование живет. Нет сомнения, что многое надо менять. Но как, в какую сторону? Для меня очевидно, что в России пытаются создать американскую модель образования. Это плохо. Американская модель образования имеет свои достоинства. Но главное в ней - узкая специализация, глубокая профессионализация при отсутствии для абсолютного большинства выпускников научного, мировоззренческого, гуманитарного компонента. Образование строится по принципу штамповки «винтиков», «колесиков» - человека-функции. Образование для работы, а не для жизни. А понятие работы гораздо уже понятия жизни. Говорят, это эффективно. Да, эффективно, прагматично, но так может жить одна страна, две, три, пять, десять, но так не может жить весь мир. Развитые страны ушли далеко вперед, но их развитие шло за счет колоний. Теперь они предлагают свою модель развития странам, которые на самом деле отсталые - Восток, Азия, Африка - и мешают им развиваться по своей модели. Но западная модель изжила себя, никто уже не сможет повторить этот путь. Когда мы рассматриваем образование вне этого контекста, многие вопросы его будущего развития не поддаются разрешению.

От кого зависит решение вопросов образования?

- Конечно, от власти, прежде всего от политиков. Сейчас введен налог на образование. Это 25 глава Налогового кодекса - налог на прибыль организаций. Я встречался с Селезневым, с Мельниковым, с Филипповым. И долго не мог понять, ошибка это или замысел. Оказалось, что замысел правительства. Его цель - надо построить экономическое поле таким образом, чтобы льгот не было ни у кого. Говорят: «Если образовательным учреждениям сохранить льготы по налогообложению, к ним пристроится масса экономических структур». Вот и ввели налог на прибыль – 24%. Хотя образовательные учреждения являются некоммерческими. Между тем нефтяным, газовым и подобным фирмам многие льготы сохранили. Парадокс.

И что же будет с вами?

- Мы будем жить, но это жестокий удар по качеству образования. Речь идет не только о негосударственных вузах, это касается всей системы образования. Потому что в государственных вузах внебюджетные средства составляют до 80%. Например, в Финансовой академии только 23% средств из бюджета, остальные - внебюджетные. Это означает, что государственного образования, в сущности, уже нет, осталось одно название. Если налог на образование не отменят, то вузы будут повышать иены. Начнутся студенческие демонстрации. На апрель уже готовится массовая акция у Государственной думы. Пока все спокойно, потому что 90% ни ректоров, ни педагогов, ни студентов вообще еще ничего не поняли.

Следующим шагом будет принятие поправки к закону об организационно-правовом статусе вуза. Вузы получат статус организации вместо учреждения. Для негосударственных вузов это хорошо. Для государственных учебных заведений это будет означать начало приватизации. За 10 лет здесь еще ничего не тронули - университеты, здания, предприятия, опытные лаборатории. Есть что делить в такой огромной сфере услуг. Я не против сферы услуг, но к этому надо идти медленно и осторожно. Ведь еще нет рынка в сфере образования, хоть и говорят о конкуренции, о рынке образовательных услуг. Все это как бы и есть, но в зачаточном состоянии. Как только начнется дележ, без стрельбы не обойдется. Так что я очень скептически смотрю на это дело. Думаю, что чувство меры крайне необходимо нашим реформаторам.

Какие изменения произошли в самом процессе обучения за последние 10 лет?

- Изменения произошли и в лучшую, и в худшую сторону. Они не могли не произойти, потому что образование во всем мире и в России стало массовым. 1 млн. 100 тысяч заканчивают российские школы, и все 100% поступают в вузы, в то время как раньше таковых было максимум 20 - 30%. Никто не идет работать, все хотят получить высшее образование. И школа понизила уровень подготовки, без сомнения. Уровень образования не мог не упасть уже потому, что качество исходного материала изменилось. Не каждый человек способен к серьезной интеллектуальной деятельности. Это «на входе». А дальше начинают работать другие факторы: учебное оборудование, материально-техническая база, литература. Не было денег, за последнее десятилетие практически второй год как стали давать копейки на эти цели в государственных вузах. У нас в этом отношении все в порядке.

Я уж не говорю о том, что профессорско-преподавательский состав радикально изменился, постарел, часть отсталых людей работает в системе образования.

Существует устойчивое мнение, что в негосударственные вузы идут те, кто имеет деньги и не имеет знаний. Это соответствует действительности?

- Это миф. Наш пример: в этом году из 1,5 тысячи принятых в академию, более 100 золотых и серебряных медалистов, около 60 человек - отличники среднего профессионального обучения, около 100 человек с отличными дипломами. Средний балл -4,3 у 73% всех поступивших. Тем не менее 27% - это троечники. Тех, кто платит легко, - 3 - 5%, остальные испытывают трудности с оплатой обучения. Многие даже не в состоянии платить по семестрам и платят помесячно, а некоторые вынуждены оставлять учебу из-за отсутствия средств. А ведь у нас средний уровень цен. Как президент Союза негосударственных вузов и как ректор академии я отстаиваю социально приемлемую цену за обучение.

Что собой представляют нынешние студенты, какова у них система ценностей, как они себя чувствуют в современной России?

- Они должны отличаться от нас, и эти отличия есть и хорошие, и плохие. Они просто другие. Среди них есть нигилисты, оптимисты, романтики, прагматики, циники. А ценности... Многие превыше всего ценят деньги. Некоторым все равно, в какой стране жить, они готовы уехать за границу. Есть люди, для которых слово «Россия» значит многое. Есть люди, которым хочется жить только здесь и сейчас, и будущее их не интересует. Есть молодые люди, которые говорят, что у России должно быть будущее, и они готовы работать ради этого. Есть люди бескультурные - попса, у которых вообще никаких признаков культуры. А есть духовно богатые люди, их достаточно много, и они многое могут. Все студенты разные. А надежды надо связывать, конечно, с той частью нашей молодежи, которая должна сформировать элиту российского общества, духовную элиту и деловую.

Игорь Михайлович, какое содержание вы вкладываете в понятие «бизнес-образование»?

- Я этим понятием не пользуюсь. Думаю, имеется в виду как раз то, что я говорил об американском образовании. Это обученный профессии человек, ремесленник в той или иной сфере человеческой деятельности, и в бизнесе в том числе. Человек делает конкретное дело. Надо знать алгоритм, как действовать, различные технологии в этой сфере. Бизнес-образование - это и дистанционное образование: мы научим тебя, как делать деньги, предлагая различные технологии деятельности.

Я был в Америке в прошлом году. В Нью-Йорке огромная афиша: «Люди делают деньги. И это все». В Америке есть прекрасные люди, и страна чудесная. Но мы-то тут причем? Я могу, хочу и имею право жить по-другому.

Скажем, идея дистанционного образования. Она напрямую связана с бизнес-образованием. Там уже сам по себе факт воспитания исключается, потому что между нами компьютер. Говорят, что такое мнение высказывают отсталые люди, они не видят возможностей, которые открывают перед человеком современные технологии. Но есть другие люди, они предупреждают, что это путь вырождения человека. Мы из человека делаем инструмент, ремесленника и тем самым возвращаемся в далекое прошлое.

Но, может быть, это всего лишь «страшилка»? Вся история - это непрерывная цепь достижений в технике и технологии, а сущность человека нисколько не изменилась. Каким он был, таким он и остался.

- Видите ли, не все сразу случается. Растянутость во времени, неосязаемость, постепенность. Уж не первый век разговор идет о духовных проблемах. Это сложные и долговременные процессы, о них следует говорить серьезно и обстоятельно.

В любом деле есть две стороны - положительная и отрицательная. Нужно видеть, в чем наблюдается прогресс, движение вперед. Но надо понимать и проблемы. Тот, кто прячется от проблем, - глупец. Тот, кто не говорит честно и открыто о проблемах, тот не исполняет свой долг. Не люблю понятия оптимист и пессимист. Я реалист и хочу реально смотреть на вещи, реально их оценивать.

Как ваши выпускники трудоустраиваются?

- По-разному. Наши выпускники востребованы на рынке труда, как сейчас принято говорить. Там, где мы проходим практику, нас хорошо знают и охотно принимают на работу. Руководители юридических фирм и ассоциаций отмечают, что в сравнении с теми, кто приходит к ним на работу, наши выпускники-юристы демонстрируют хорошее качество подготовки. Факультету всего 7 лет, но это один из лучших юридических факультетов в негосударственных вузах. В целом о нас очень хорошо говорят те, кто «потребляет наш продукт».

В академии создано агентство «Карьера», которое содействует трудоустройству. Существует и обратная связь с нашими выпускниками: мы проводим опросы, и их мнение по поводу пробелов в образовании используем для корректировки учебных программ. И они нам помогают: берут к себе наших студентов на практику, трудоустраивают. В основном все трудоустраиваются в течение года. Другое дело, что не все находят работу по специальности.

Чем вы руководствуетесь, составляя набор специальностей для абитуриента?

- Мы готовим специалистов, на которых по-прежнему есть спрос. Прежде всего это юристы; масса желающих поступить на юридический факультет не уменьшается, и все выпускники в конечном счете трудоустраиваются. Поэтому говорить о том, что эта сфера труда перенасыщена, еще рано. Готовим экономистов и управленцев, на них тоже сохраняется спрос.

Что бы вы пожелали читателям нашего журнала?

- Проблема управления является главной проблемой в мире, и в России в частности. Россия всегда была богата природными ресурсами и талантливыми людьми. Не хватало главного - соединить эти два богатства и с умением ими распорядиться, с грамотным управлением. Три эти составляющие только и могут спасти Россию.

Поэтому журнал, я думаю, делает святое дело тем, что распространяет знания в сфере управления. Желаю успеха вашему журналу.

.